Дача Затишье - домик у озера

Чёрный Данил Иванович, биография

Глава 4. Пятидесятые годы.

Послевоенная жизнь налаживалась, подрастали дети. И вот, видимо, потребовалось оформлять документы на вторую семью. 22.08.1950 г. Новошинским с/советом Конаковского района Калининской области был зарегистрирован брак деда с Кочешковой Александрой Сергеевной (через 13 лет после рождения первого ребенка от этого брака!) - и выдано Свидетельство о браке серия ТЛ N070192.

А уже на следующий день - 23.08.1950 деду был выдан паспорт (? - на обороте свидетельства о браке написано сокращенно: п/к) серии VI-ЛН N682195, который 21.09.50 неизвестно почему был обменен на новый серии VIII(?)-ЛН(?-неразборчиво) N682079 - информация эта записана на обороте свидетельства о рождении, а первая - еще и в разделе "Особые отметки" военного билета и на обороте свидетельства о рождении. Самого его паспорта я в глаза не видел.
Свидетельство о браке, 1950-й год.


А это фото предположительно 1952г. На заднем фоне видно здание старого вокзала в Моховом. Вокзал, однако, уже перестроен - открытая ранее часть помещения (см. фото 1949г) уже закрыта от улицы. Дед (со слов Люси) выделен стрелкой.
1952-й год, сзади - вокзал станции Конаковский Мох.

Примерно к этому же периоду относится и летнее фото старого вокзала на Моховом, переданное мне через Люсю Татьяной Минаковой (дочерью соседей деда по дому) в 1999-м году (переехала жить в Рязань). Видно, что путей на станции - еще только 2 и никакой платформы нет еще и в помине.
Станция Конаковский Мох

В эти годы дед работал бригадиром ж/д путей на станции Конаковский Мох (Конаковский р-н Калининской области). Делал он все очень аккуратно и старательно, и дома, и на работе. Его участок железной дороги был лучший (он шел от Мохового почти до Путепроводной), и даже поезда (а позже - электрички) шли на нем плавней. По вечерам он часто сидел писал, заполняя наряды по работе. К рабочим своим (в основном - женщинам) относился внимательно и снисходительно. Если просили его отпустить на денек в отгул по личным делам - не отказывал. Также когда кончался обеденный перерыв, и если они его просили еще немного отдохнуть - он уступал, не злоупотребляя своим командирством. Не раз у него, как у бригадира, местные знакомые просили что-нибудь продать (например, шпалы), но дед неизменно отказывал.

О качестве его работы свидетельствуют многочисленные благодарности, занесенные в те годы в его трудовую книжку:
Страницы 10 и 11 трудовой книжки
Страницы 12 и 13 трудовой книжки


В 1953 году дочь Рая "выпорхнула" из родительского гнезда, уехав учиться в Бологое, в педагогическое училище. Примерно в те же годы и старшая Валя переехала на учебу в Ленинград.

В сентябре 1954 г. дед проходил стационарное лечение в Калининском областном противотуберкулезном Диспансере по поводу туберкулеза кости (см. справку слева).


Валя Каниковская (старшая дочь Данила Ивановича от первого брака) рассказала мне, как она в октябре 1956г поехала от колхоза на сельскохозяйственную выставку в Москву и решила заехать, повидать отца. Но вначале заехала к брату Данила Петру в Николаевскую область. Собираясь в поездку, напекла дома пряников. Мать её догадалась, куда она собирается и раскричалась, закрыла дверь на крючёк: не поедешь! А сестра матери Наталья сказала - пусть едет.

В поезде к ним в купе села женщина. Начали играть в карты, и она предложила: пока новые, давай погадаю! Стала гадать и говорит: у тебя 2 доли, казённая и кровная. Ты встретишься с тёмно-русым мужчиной. Женщина будет волноваться, что семья рушится, но всё останется на месте.

И это гадание укрепило её решение. И после выставки она поехала. До Решетникова доехала на электричке, оттуда - на местном поезде. Разговорилась с попутчиками, спросили, Вы к кому? К Чёрным. Ей про них рассказали, а при подъезде показали. Подошла и говорит по украински:
- Добрый вечор! Вы Чорный Данило? То я до Вас.
- А Вы кто?
- А Вы не знаете?
- Не.
- С Цвижена, Валя.
У Данила выпал молоток из рук. А вокруг столпились соседи. Данила пригласил её в дом. Там Рая стоит у зеркала - чешет косы. Данило говорит: "Рая, к нам гости. Валя приехала." Рая обернулась и остолбенела. Данил пояснил: "Это не та Валя, а с Украины, с Цвижена."

А любопытные соседи в это время постоянно заглядывали с разными предлогами: "Данило Иванович, ты завтра в Москву едешь?" или спичек одолжить. Подошла встревоженная женщина и руки сложила. Все расступились. А она упала перед ней на колени: "Доченька, прости! Я не знала, что у него семья есть!" А Данил сумрачно добавил: "Разве вор говорит на себя, что он вор?" Был он очень скрытен. Но первую дочь в новой семье, однако, назвал в честь своей первой дочери в прежней семье. Кстати, может, из-за этих воспоминаний, одной из любимых песен Данила была украинская песня про Кармелюка с такими строчками:
"Маю жинку, маю дитей,
Та я их не бачу,
Як згадаю про их долю,
Сам гирко заплачу."

Интересно, что примерно в это же время Валя Прикотова ездила в Николаев к Петру Ивановичу и оттуда поехала в Цвижен к Захару. Так восстановились семейные связи. Позже Люба и Пётр тоже приезжали в гости к нему на Моховое.

А примерно в 1959г (на зимние каникулы) и сам дед впервые после долгого периода съездил на родину на Украину. Жена Александра предусмотрительно предложила ему взять с собой младшую дочь Людмилу. Валя и Люся вспоминают, что потом дед сказал бабушке, что если б не присутствие Люси там с ним, то тоска по родине была у него так сильна, что он готов был бросить свою вторую семью и вернуться к первой... Предусмотрительной же оказалась бабушка Александра!

Извинялся он перед первой женой Анной, но она сказала ему: будь там!

Кстати, Данил остался очень доволен тем, что его дочь Валя стала главным бухгалтером в этом колхозе.

Потом он ездил туда ещё не раз, и с ним вместе - и жена Александра как-то съездила, и дочь Валентина. Валя Прикотова рассказывала, что с первой женой дед виделся, и вроде в душе простил ей ту обиду свою, но вернуть все назад - было уже, естественно, невозможным...

В общем, ностальгия по родине сохранилась у Данил Ивановича на всю жизнь. Он выписывал с Украины газету "Сiльскi вiстi" (на украинском языке) и она ему приходила, так интересно, в специальной бумажной обёрточке. Бережно хранил он книгу стихов Т.Г.Шевченко "Кобзарь" на украинском языке, и периодически их читал и детям, и внукам, и много стихов оттуда знал наизусть. Мне он к этой книге тоже старался привить интерес, и привил - я в детстве интересовался украинским языком (тогда на Украине он был как-то вытеснен из официальной речи) и купил "Кобзарь" на украинском языке на свои сэкономленные детские деньги. И, конечно же, он любил украинские песни. И Шура выучила их и пела ему, и дочери - подпевали.


На этой фотографии примерно 59 - 60-го года дед сидит с приёмными сыновьями Николаем (слева) и Борисом Грибановыми, и детьми Бориса (Сашей и Олегом).
Дед с Борисом и Николаем, фото 1959 - 60 года


Предыдущая глава  |  В начало  |  Следующая глава

меню раздела :
1. На Украине. 1907 - 1935 годы, детство и юность
2. Новая семья - довоенный период (1936 - 1941 годы)
3. Война и послевоенные годы. (1941 - 1949)
4. Пятидесятые годы
5. Шестидесятые годы и начало семидесятых
6. Воспоминания о Доме
7. Воспоминания о личности и характере деда
8. Последние годы жизни
см. в др. дразделах :
Биография Чёрной А.С.
История села Борки
Воспоминания Голубевой Е.М.
в начало раздела




Система Orphus
страница создана: 01.95, последнее обновление: 21.03.12, (copyright) Алексей Крючков